?

Log in

No account? Create an account
Заметки вегугина
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, May 13th, 2008

Time Event
11:00a
Хамманы и актаны

Как в зеркале, лицо Гаммана отразилось в первом же приказе, запрещавшем выходить на улицу после 5 часов вечера «по берлинскому времени. А за ослушание - расстрел».

 

Ещё явственнее отразились черты Гаммана в строках сообщений, какие печатались из номера в номер в гнусном листке, издаваемом Актаном:

 

За невыполнение приказа местного коменданта по ежедневной явке на регистрацию в биржу труда, что является саботажем, безработные Матвеев Алексей, Кочергин Иван и Ключников Дмитрий повешены 15 января, как саботажники,

Местный комендант.

 

За невыполнение  приказа о  выходе  на работу  по  очистке снега вчера повешен подросток Константин  (адрес Новосильская ул., дом № ...)

Местный комендант.

Приведём письмо матери одного из погибших на виселице советских юношей:

 

«Я, мать убитого сына, хочу сообщить бойцам этот ужасный случай, который сама пережила, когда немцы повесили моего сына.

 

Мой сын Алексей погиб потому, что не пошёл чистить для немцев снег. Вместе с ним отказались работать на немцев его товарищи, фамилии которых Кочергин и Ключников. Пришёл полицейский к нам домой и начал ругать сына и взял его с собой в полицию.

 

Я ждала два дня и пошла отыскивать моего любимого сына. Но поиски были напрасны. Сын был уже повешен. Он висел разутым и раздетым.

Был ужасный мороз – около 35 градусов, а он висел обнажённый…

 

Немцы били их до полусмерти. Избитых повели вешать. В присутствии публики ещё ударили плетьми и обратились к толпе с зверскими словами: «Вот так будет с каждым русским, кто откажется работать на немцев».

 

Сына повесили на Первомайской площади. Отомстите за него.

 

Мать убитого Марина Матвеева.

г.Орёл, 5, Курская ул., дом 15»

 

Зверства Гаммана длились всё нарастая. Время, проведённое в Орле, он не потратил зря. Лишь на одном из кладбищ орловской  тюрьмы за эти месяцы было зарыто 5 тыс. советских граждан. Убивали по приказу коменданта и военнопленных и мирных жителей. Убивали и стариков и детей. И мужчин и женщин. И евреев и русских. Убивали и в одиночку и партиями. Вешали, расстреливали, морили голодом, забивали до смерти палками, а то и зарывали в землю живыми.

 

Каждую  пятницу улицы  города  оглашались   весёлыми   звуками. Военный    оркестр   в   городском   саду;   наигрывал   жидкие  вальсы и победные марши. Помощники Гаммана пьянствовали и обжирались в  летнем  ресторане,  открытом  «специально  для  господ офицеров». Они   озирали   красавец-город,   расстилавшийся   под   их   ногами.   На эстраде кривлялись берлинские похабники. А генерал Гамман беседовал со своим лакеем Актаном и показывал в сторону Оки, где на косогоре высились  стены тюремного замка.  Как  раз по пятницам, под музыку,   в тюрьме   производились   расправы  над советскими гражданами.

 

Трудно сказать, почему комендант придумал именно эту форму садизма. Кто может сказать, почему именно по пятницам и именно под музыку орловский хамман любил упиваться кровью своих жертв. Эта черта бесспорно должна быть признана его индивидуальной особенностью, той новой деталью, какой он пополнил изощрённую технику немецких зверств.

 

Заслышав немецкий оркестр в саду, орловские жители в тоске и ужасе спешили укрыться в дома.  Они торопливо бежали подальше от городского сада, подальше от веселья кровавых хамманов.  Они спешили домой, и каждый немецкий офицер, каждый эсэсовец, разгуливавший по улицам с видом покорителя,  казался им двойником Гаммана. Они запирали двери на замок, но звуки оркестра врывались в комнаты и через окно. В медном лязге берлинских вальсов орловцам чудился смех Гаммана. От него леденело сердце. Казалось, кровавый  меломан  высится  над   городом.   Он  стоит  над   крышами   и, смеясь,   дирижирует   чудовищным   оркестром   палачей,   истязающих, расстреливающих,  вешающих...

 

*** 

Гаммана знали не только орловцы-горожане. В деревнях Орловщины были свои хамманы помельче, но во всех своих деяниях они неизменно призывали   имя   главного  хаммана.   Именем  орловского  коменданта генерала Гаммана они вывозили на каторгу в Германию деревенских девушек  и   парней.   Именем   генерала  Гаммана  они  вламывались   в избы и выгоняли хозяев на улицу. Именем Гаммана они требовали от крестьян последнего поросёнка  или последнюю овцу и  грозили расстрелом.  Именем  Гаммана  крестьянам   было запрещено передвигаться по району. В город можно было ходить лишь по специальным пропускам; на каждую деревню выдавалось в год лишь два пропуска. Кто рисковал везти продукты на городской базар без пропуска, того задерживал   комендантский  патруль и именем  Гаммана  отбирал у крестьянина всё и вдобавок ещё штрафовали на 50 или 70 немецких марок. Чтобы получить пропуск, нужно было войти в доверие к старосте. А стать доверенным старосты значило стать предателем. И крестьяне тайком пробирались в город, где на последние гроши покупали соль, которая была при немцах очень дорога. Раздобыв 50 или 100 граммов соли, крадучись, как воры, они пробирались обратно и, даже завидев родную околицу, ещё не знали, благополучно ли окончилось их путешествие. У самого порога хаты мог вырасти соглядатай хаммана или сам деревенский хамман и спросить:

— Где был? Куда ходил? Не к партизанам  ли? Выворачивай карманы...

 

В  деревнях Орловщины разгул хамманов нарастал с каждым днём.

 

В деревне Стояново, колхозница Мария Панкова была публично повешена лишь за то, что, по словам одного из хамманов, она припрятала от реквизиции одежонку своих ребят.

В деревне Шумово в хату к колхознице Трифоновой вошёл пьяный хамман и стал приставать к ней. Муж Трифоновой был здесь же, в хате. И тут же сидела мать Трифоновой, семидесятилетняя старуха. Трифонова оттолкнула бандита и сказала:

- Отойди, хамман.

Солдат застрелил женщину и выстрелил в мужа, который бросился к негодяю.

 

Священник Шестаков остался заночевать в деревне Пробуждение. Едва он заснул, в хату ввалились  два офицера, спешивших из Орла. Не говоря ни слова, они сбросили старика на пол и, сами легли на его место.

- А ты, старик, стой около нас, - приказал один из офицеров,— мух будешь отгонять.

- Я священнослужитель,  и  мне   90  лет, - промолвил   Шестаков,

- Священник. Это хорошо, - захохотали офицеры.- Не мух, а чертей будешь от нас отгонять...

В посёлке Брагино немцы согнали всех жителей пилить дрова. Гнали на работу и старых и малых. Двенадцатилетний Алёша Володин сказал:

— Я не буду работать на немцев.

Хамманы схватили его, раздели и стали бить палками и шомполами. Мать Алёши, Надежду Володину, они поставили рядом, чтобы женщина мучилась, глядя на страдания сына…

Я приехал на Орловщину через две недели после изгнания немцев. Чёрные от горя старухи, седобровые старики, девушки с испуганными глазами рассказывали мне о немецкой неволе.

Седая старуха хлопотала у печки. В кирпичном чреве весело потрескивал домовитый огонь; но самого дома не было. Печь стояла на вольной воле, обдуваемая ветрами.- Деревня за три недели до моего приезда была сожжена немцами. Среди пожарища валялись черепки посуды и стояла железная кровать, Ножки её от огня погнулись и дужки покорежились. Угасшим голосом старуха поведала, что немцы угнали её дочку в Германию, а потом порылась в кацавейке и протянула мне измятую карточку. Я увидел улыбающуюся женщину и рядом с нею тоненькую школьницу с косицами.

- Перед войной с ней, с касаткой, снимались, - сказала старуха,-  Он, паразит, сперва дом поджёг, а потом и дочери лишил. Что с ней ироды-хамманы сделают...

 

Я объехал десятки деревень, обошёл сотни изб. Нет, не изб,- сотни труб, сотни пепелищ. Большинство деревень Орловщины погорели, остались трубы и плетни, обмазанные глиной, и груды побитой посуды.

-  Он, паразит, что делал, как уходил, - сказал мне старик Иван Никитич, после двухлетнего перерыва снова ставший колхозным сторожем. - Наперва все жестянки; обобрал, все чугуны, ухваты. Консервные банки - дермо (sic) ведь, а и то из-под лавок нашаривал и в город увёз. Показал свою лютость. Всю, почитай, молодёжь на Карачев угнал. Отольются хамману материнские и детские слёзки.


(Продолжение следует, там начнётся самое интересное - идейный предшественник Добровольца

<< Previous Day 2008/05/13
[Calendar]
Next Day >>
Мой кинопроект   About LiveJournal.com