Механик КВ (mehanik_kb) wrote,
Механик КВ
mehanik_kb

Хамманы и актаны

Среди учреждений и организаций, не успевших своевременно эвакуироваться в восточные районы, находился орловский детский дом. 63 малыша слышали беспорядочную стрельбу на улицах, ночью плакали и вздрагивали от разрывов немецких фугасок, а наступило утро, и ребята обрадовались неожиданной тишине. Но от воспитателей и нянек они узнали, что радоваться нечему. Пришла беда - в городе немцы. Тут же они услышали и имя Гаммана. Когда под вечер один из малышей попросил укрыть его потеплей (осенний ветер гнал по улицам ранний холод и мокрый снег), няня ответила:

- Лежи уж. Свернись калачиком и терпи. И одеяла и матрацы, начисто всё отобрали хамманы.

- Хамман? - переспросил самый старший из воспитанников Володя Сафронов. Лицо его  было строго, а глаза – испуганные и непонимающие.

- Главный их комендант Хамман...


В тот же вечер в детдом заявились немцы. Офицер в сопровождении  стражника обошёл  помещение,  заглянул в каждую комнату и, наконец, открыл дверь в спальню.

А Володя Сафронов, сохраняя всё  то же недоумевающее и испуганное выражение, заводил патефон. Может быть, он хотел развлечь малышей, может быть, ему самому было легче, когда давно знакомый голос пел любимую песню «Тучи над городом встали».

Офицер остановился на пороге, не глядя на детей.

— Хамман? - пронеслось в голове Володи,          

—Дядя хам, - неожиданно произнёс озябший малыш, высовывая нос из-под одеяла.

— Здесь дети, - произнес офицер, не обращаясь ни к кому; подошёл к патефону, закрыл его, взял подмышку и удалился, не произнося больше ни слова.

— Это был хамман? - спросил Володя испуганную няньку.

— Да тише ты, Володечка. Что же будет-то! - запричитала нянька. И, схватясь за голову, выбежала из комнаты.

Фамилия этого офицера была не Гамман. Позже Володя узнал об этом. Но тогда он слышал о коменданте Гаммане, ему всякий раз вспоминался молчаливый офицер, на глазах у ребят отобравший патефон.

Через несколько дней немцы превратили детский сад в служебное помещение своей комендатуры, детей разогнали, а вещи конфисковали.

 

Врач городской больницы доктор Г. познакомился с обликом генерала тоже в один из самых первых дней вторжения немцев. Врач имел возможность эвакуироваться. Но разве он мог, бросить тяжело раненных и больных советских людей на произвол захватчиков!

На третий день в больницу вломились эсэсовцы. Именем коменданта они потребовали освободить помещение: «Больница нужна для немецких солдат и офицеров, а русская падаль пусть погибает, где хочет».

 

На руках врач перетащил больных в барак. Именем Гаммана у него отобрали  все медикаменты, весь  инструментарий, всё  бельё.

Но прошёл ещё день, и единственное окно барака именем Гаммана было забито досками. Больные остались в темноте.

 

- Теперь яснее видно истинное лицо наших завоевателей, - сказал врач. И низкая сырая комната барака, где при свете огарка чуть ли не кухонным ножом врач делал операции (пока больницу не закрыли приказом коменданта), звалась среди больных «кабинетом имени Гаммана».


 (Продолжение следует)
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments