Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Корея

Узники совести в Южной Корее: ликбез

По примеру тов. comprosvet тоже решил устроить для читателей ликбез. Разумеется, в корейском вопросе. А в этой сфере я могу сказать как Холмс, что "моя профессия - знать то, чего не знают другие" о двух темах - кинематограф на Севере и политические репрессии на Юге. Вот второй, как наименее известной, мы и займёмся. Итак, что нужно знать о положении с узниками совести (yangsimsu).

Первая особенность сразу же преподносит нам сюрприз. Абсолютное большинство узников совести составляют, как ни странно, свидетели Иеговы. Дело в том, что они принципиально отказываются служить в армии, а возможности альтернативной службы в Южной Корее нет (равно как и в Северной, но там нет и иеговистов). В результате, они получают стандартные полуторогодовые сроки. По некоторым оценкам, южнокорейские иеговисты составляют до 80% осуждённых за отказ от службы (остальные приходятся на Турцию, Эритрею и Туркмению). О масштабах можно судить по последней доступной сводке Мингахёпа (см. ниже): на 21 января 2016 г. под стражей насчитывалось 79 политических и 884 иеговиста.

Что касается собственно политических заключённых, то здесь необходимо остановиться на организации Мингахёп (название можно примерно перевести как "Семейное демократическое движение" или "Семьи за демократию"). Мингахёп был создан в конце 80-х как объединение родственников политзаключённых и продолжает деятельность в качестве правозащитной организации по настоящее время. Именно она занимается учётом узников совести и оказанием им поддержки. Символ организации - лиловый платок. Самое заметное публичное проявление его деятельности это пикет с портретами политзаключённых, который проводится каждый четверг перед воротами сеульского парка Тхапголь.
mink

Главное, за что все интересующиеся данной темой, благодарны Мингахёпу, это регулярно публикуемые им (на корейском, естественно, но выбирать не приходится) списки политзаключённых. Такие сводки включают имена, характер обвинений, дату ареста, название тюрьмы и арестантский номер каждого. На сайте ( http://minkahyup.org/index_bak.htm ) обновление сводок прекратилось в январе 2016 г., но они продолжают публиковаться в бюллетене организации. Текущая сводка датируется 20 сентября и в ней 56 человек.

Ещё одна особенность, которую можно вывести из изучения списков Мингахёпа, это значительно большее количество подследственных, чем осуждённых. Логично предположить, что аресты несут скорее функцию устрашения, чем обеспечения следствия. Типичная ситуация:
1) нелояльного элемента арестовывают
2) держат полгода в СИЗО
3) либо обвинение в суде разваливается, либо он получает условный срок
4)????
5) PROFIT - и попугали, и осуждённых по политическим статьям в тюрьмах не прибавилось, так что со свободой мысли в стране вроде как всё в порядке.

Следующий нюанс касается не политики, а пенитенциарной системы вообще, но весьма занятен. Места лишения свободы в РК делятся на два вида - гучисо (구치소) или detention center т.е. СИЗО и гёдосо (교도소) - собственно тюрьмы. Разграничение между ними, судя по спискам, довольно условно: часто осужденных оставляют в СИЗО (как и у нас нередко бывает), а подследственных держат в тюрьме. Всё зависит, похоже, исключительно от наличия мест в том или ином заведении.

Такова первая порция наблюдений; уточнения от знатоков и вопросы от публики приветствуются.

Идеальным завершением этого очерка стал бы полный обзор списка политзаключённых на текущую дату, но увы - сделать это без знания корейского нереально. Поэтому задачу пришлось сузить. В качестве примера решил ограничиться арестованными по злоебучему пресловутому ЗНБ, а из них - женщинами. Во-первых, в самых громких делах недавнего времени фигурировали именно женщины (Хван Сон и Ким Хэ Ён), а во-вторых их не так много (насколько тут уместно такое слово). Итак, кто же они.

Collapse )
Корея

Сеульскiя ведомостi

Нет на свете государства свободнее нашего, которое, наслаждаясь либеральными политическими учреждениями, повинуется вместе с тем малейшему указанию власти (Козьма Прутков)

Южнокорейская полиция по-прежнему стоит на страже демократии и свободы мысли. 28 июля сего года она пришла с обыском к Ли Чжин Ёну, деятелю профсоюза железнодорожников и автору сайта http://www.laborsbook.org/ (это электронная библиотека различной политической литературы). О результатах сего мероприятия он опубликовал заявление, которым просто нельзя не поделиться. Казалось ниже ареста за "мысли в личном дневнике 17-летней давности" падать некуда, но доблестные стражи порядка всё же сумели пробить очередное дно. Для начала, были изъяты компьютер и прочие информационные девайсы. После копирования информации их вернули, предварительно изучив содержимое по ключевым словам "класс", "пролетариат", "социализм", "труд", "борьба" и т.д. Но самое интересное впереди. Также были изъяты 107 из 3000 имевшихся у него книг. В число крамольных сочинений, подрывающих южнокорейский строй, вошли:

Н.Г. Чернышевский "Что делать"
Максим Горький "Мать"
В.И. Ленин "Империализм как высшая стадия капитализма"
Иноки Масамичи "История русской революции" (автор, судя по отзывам, был либеральным критиком марксизма. То есть вышло прямо по старому анекдоту "-За что? Я антикоммунист! - Да мне плевать какого сорта ты коммунист!")

2016 год. Картина маслом "Жандармы конфискуют сочинения Чернышевского и Горького". Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе? Хотелось бы только напомнить господам жандармам: их российские предшественники кончили плохо.
fevral